(no subject)

Чтобы попасть в Blue Mountains нужно ехать 2 часа поездом. К тому же, прогулки там есть разные, но я решила пошагать подольше и потому встала в 5 утра. В стекло стучал дождь. Я пригорюнилась: ехать или не стоит? Всё-таки, у меня ни обуви подходящей, ни плаща, только зонтик, а там всё же не город. Интернет глючил, и я не смогла посмотреть какую погоду обещают на день. В общем, я пришла к выводу, что утром часто идёт дождь, но это ещё не значит, что дождь будет весь день. К тому же, место от Сиднея далеко. Неизвестно ещё, какая погода там. И правильно всё решила: когда приехала, то было ещё пасмурно и туманно, но ближе к 10 уже всё рассеялось и ближе к обеду вообще засветило солнце.

Только приехав, сразу же выдвинулась на охоту за завтраком. Нашла кофе и какую-то рисовую булочку, которую мне подгрели. Кофе взбодрил и подогрел, потому что выйдя из поезда я чуть не околела: было холодно даже в моих капустных слоях.

На центральной улице я присмотрела несколько симпатичных, но пока закрытых булочных, где cupcakes продавались по 2.5 доллара. Сделала заметку на обратный путь.

Зайдя в лес к началу прогулок, долго пыталась разобраться в логике австралийских указателей. Вроде они и есть, вроде и показывают куда-то, но фиг поймёшь, куда. Могу сказать, что позже, когда я уже закончила свою круговую прогулку, я пришла на тот же пятачок с указателями и наблюдала за недоумением других туристов, которые пытались понять, куда же им идти. Это меня немного успокоило, а то я уже начала чувствовать себя туповатой блондинкой из анекдотов.

Конечно, совершать горные прогулки самой-одной, без Артёма, очень странно. Острее чувствуешь одиночество, наверное. Воздух в лесу очень чистый. Да и лес совсем не похож на то, что мы привыкли видеть в Европе.

(no subject)

Испытываю просто непередаваемый оргазм от того, что мне вернули моё имя (раз другие виды оргазма пока недоступны). Ничего не хочу слышать про то, что они коверкают другие имена. С моим у них проблем никаких. Я снова Юлия и даже, если захочу, Юля без малейших проблем с ударением там, где ему и положено быть. Я своего имени была лишена 6 лет, французы мне выдали какое-то совершенно новое юльЯ (в лучшем случае), которое для меня такое же чужое, как Мари, Доминик или Мишель. Потому я снова упиваюсь звучаением моего имени, которое люблю.

(no subject)

Сообщение написано неделю назад. О настроении, которое наполняет меня. Пусть и не всё, что было тогда актуальным, актуально сегодня, тем не менее, состояние такое же.

Как описать щемящее чувство счастья и наполненности каждого мига? Как рассказать об ощущении полёта, свободы и гармонии, которое больше не сниться, потому что оно стало реальностью? Как поведать о том сильном желании действия, активности, работы, которое переполняет меня и, оставаясь пока нереализованным, приносит столько радости: ведь я знаю, чего хочу и знаю, что все желания исполяются, это закон Вселенной. И исполняются они наилучшим образом.

Попробую описать штрихами куски мечты, которые заполняют мои дни. Не для того, чтобы стало понятнее, а для того чтобы хоть как-то отпечатать эти моменты в памяти. Неважно, сколько это будет длиться. Важно то, что это есть.

Солнце, прячушееся за небоскрёбы City; шум волн; звук бьющихся об мачты парусных креплений; белые парусники мечты; свист забрасываемой в воду лески; музыка в ушах, затопляющая меня вместе со светящейся на солнце водой океана; улыбки прохожих; постоянные "У тебя классные туфли" от совершенно разных людей; пешие многочасовые прогулки без цели и ограничений; похудевщее красивое тело; желание красить губы красной помадой; физический кайф от разговоров на английском; капучино на ходу; улыбка китаянки, которая мне его делает: “Один сахар?”; вязание на лавочке, одиночество; много весёлых и разных собак, которые подбегают со мной поздороваться; мои волосы на ветру; ставшие любимыми джинсы, в которых я чувствую себя на 20; часы, проводимые в библиотеке, между книг, в поисках работы; свобода быть самой собой без оглядок и опасений; любовь близких, преодолевающая все расстояния; понимание важного; бесконечная импровизация; жизнь с предельной видимостью в один день; фотография и писательство; чтение книги за книгой; лаваш с арбузом; простые радости; утопающие в запахе цветущего жасмина улицы; новые люди; безобидная стрельба глазами; понимание, того что так будет не всегда...

Когда-то мне снилось, что я лечу по аллее с цветущими деревьями. Я могу рассмотреть и понюхать эти удивительные цветы – удовольствие, которое недоступно людям, не умеющим летать, потому что цветы высоко и до них никак не дотянуться. Это был один из самых волшебных снов, которые мне доводилось видеть. Как рассказать о том, что я сейчас в этом сне?..

(no subject)

После нескольких дней на пляжах и горах, снова решила вернуться к городским прогулкам, тем более, что это был последний день моего проездного. Я решила съездить на осторов, на который можно попасть только на пароме. Читать про него ничего не стала. Мне хватило загадочного названия Cockatoo Island. Я себе там парк представила, скамеечки и альтаночки. Приближаясь к острову я начала сомневаться: а стоит ли выходить? Унылые индустриальные пейзажи, казалось (не казалось) заполонили весь остров. Но зря я что ли так далеко пёрлась? Да ещё и стайки туристов, выскочивших там же, как бы намекали, что может что-то интересное там и есть. В общем-то, пейзажи были вполне обоснованными: в 19 веке на острове была тюрьма, а в 20, вплоть до 1991 года, корабельная мастерская. И строительная, и починочная. В мирное время: пассажирских и торговых, а в военное – военных. Кажется, во время Второй Мировой Войны на острове работало 4000 рабочих. Последнее военное судно, построенное на острове, до сих пор можно наблюдать в порту возле моей общаги. Теперь, когда я возле него прохожу, то очень горжусь, что знаю, откуда оно взялось :).